Skipper A.M. (Ариткин Михаил) (aritkin) wrote,
Skipper A.M. (Ариткин Михаил)
aritkin

Category:

Главный монумент русским воинам, героям Бородинского сражения на батарее Раевского.



Памятник был заложен в августе 1837 года, в 25-ю годовщину Бородинского сражения, цесаревичем, великим князем Александром Николаевичем, будущим императором Александром II. Торжественное открытие памятника состоялось два года спустя, в присутствии императора Николая I, членов царской семьи, свиты, многочисленных представителей русской аристократии, гостей из-за рубежа и большой группы участников Бородинского сражения. В течение трех дней продолжались маневры 150-тысячного войска под командованием Николая I, воспроизводившие эпизоды «битвы гигантов».
Незадолго до этого, в июле 1839 года, у подножия монумента были захоронены останки князя Петра Ивановича Багратиона, перенесенные сюда по указу императора из села Сима Юрьев-Польского уезда Владимирской губернии. Полководец, скончавшийся от раны, полученной в Бородинском сражении, первоначально был погребен в имении своих родственников князей Голицыных. О захоронении останков героя на Бородинском поле ходатайствовал перед императором знаменитый поэт-партизан Денис Васильевич Давыдов, бывший в течение шести лет адъютантом Багратиона.
Высота монумента вместе с крестом 27,5 метров. На его гранях содержится информация о численном составе обеих армий в день сражения, о «двадесять языках» армии Наполеона, о русских генералах, погибших в достопамятный день 26 августа 1812 года. Здесь же – выразительные тексты об отступлении русской армии к Москве, о вступлении французов в первопрестольную и русских войск – в Париж.
В 1932 году памятник был разрушен как не имеющий ни исторической, ни художественной ценности. Он разделил участь московского храма Христа Спасителя и многих других памятников отечественной истории и культуры. В результате варварской акции пострадал склеп с прахом Багратиона. В 1987 году, более чем полстолетия спустя, памятник и надгробие на могиле Багратиона были воссозданы в прежних формах и материалах – в чугуне и бронзе с позолотой – по сохранившимся чертежам архитектора Антония Адамини. По его проектам в начале 1840-х годов были возведены подобные монументы в Смоленске, Малоярославце и Красном, то есть на местах наиболее значительных сражений 1812 года.









Третья могила Багратиона...





18 августа 1987 г. на пустынном в тот будний день Бородинском поле появилась маленькая траурная процессия: взвод солдат, несколько музыкантов духового оркестра и четверо офицеров, несущих гроб. Так хоронили легендарного полководца, воевавшего против наполеоновских войск, князя Багратиона. Хоронили уже в третий раз.

Первая его могила была в селе Сима на окраине нынешней Владимирской области, где генерал скончался 12 сентября 1812 г. от раны, полученной в сражении при Бородине. Позднее останки храброго военачальника по личному указанию императора Николая I решено было перенести на Бородинское поле. Там погребение происходило дважды, с интервалом в 148 лет.

“Чудо-богатырь” годится лишь в утиль...

Первое из бородинских захоронений Багратиона состоялось в 1839 г. Государь Николай Павлович вместе с огромной свитой и 120-тысячным войском присутствовал на церемонии открытия монумента возле склепа, куда торжественно перенесли из Симы останки “чудо-богатыря русской армии”.

Никто тогда даже вообразить не мог, что эта могила будет уничтожена. Но именно так и произошло почти сто лет спустя, в 1932-м.

В молодой Стране Советов князь Петр Иванович Багратион оказался “разжалован” из национальных героев России и превратился в “какого-то царского генерала”. И это не просто презрительная фраза, это по тем временам фактически синоним страшного слова “контрреволюционер”! А величественный монумент над могилой полководца превратился для чиновников “от пролетарской культуры” в заурядное сооружение из чугуна, которое следует отправить на переплавку — ради выполнения плана по сдаче металлолома…

С помощью взрывчатки главный памятник Бородинского мемориала на бывшей батарее Раевского превратили в груду обломков. При этом расположенный рядом склеп Багратиона разрушило мощным взрывом, и останки генерала-героя оказались безжалостно вышвырнуты оттуда прочь. Образовавшуюся яму на месте уничтоженного захоронения стыдливо заровняли песком.

Однако вскоре выяснилось: “сборщики металлолома” поторопились. Буквально через несколько лет — к 125-летнему юбилею Бородина — генерал от инфантерии Багратион был в Советском Союзе “реабилитирован”! Так что к юбилейным торжествам пришлось по указанию властей спешно ставить на том песчаном пустыре простенький обелиск с лживой надписью: мол, здесь покоится полководец, герой Отечественной войны Багратион.

Эта “бутафория” красовалась на Бородинском поле полвека. В середине 1980-х, когда впереди замаячила очередная “круглая” дата грандиозной баталии, взорванный монумент на батарее Раевского решено было воссоздать в первоначальном виде. И Багратиона под ним похоронить по-настоящему, чтобы все стало, как прежде.

Церемония похорон Багратиона. Фото из архива И.Ф.Лаптева.
“Никакого праха в гробу не было! “







Второе бородинское погребение замечательного полководца состоялось 18 августа 1987 г., и было оно обставлено гораздо скромнее первого, “императорского”.

Полковник Иван Лаптев принимал участие в захоронении, проведенном в канун 175-летнего юбилея Бородинской битвы. Иван Федорович в своем письме, присланном несколько лет назад в редакцию “МК”, рассказал о некоторых подробностях той “закрытой” церемонии:

“…Именно мне поручили перезахоронить Багратиона. В то время я был полковником, начальником политотдела дивизии и служил вблизи поселка Бородино. Меня вызвал к себе 16 августа командир дивизии генерал-майор С. М. Ходькин и приказал подготовить все для похорон. На это я ему возразил, что церемонию по перезахоронению такого полководца, каким был Багратион, должен возглавлять как минимум министр обороны. Но приказ есть приказ! Я проштудировал статью Устава “Отдание воинских почестей при погребении” и подготовил все необходимое… Во время перезахоронения мне удалось увидеть содержимое гроба — он был совершенно пуст”.

Так неужели нынешняя могила героя, уже почти четверть века находящаяся в самом центре Бородинского мемориала, — это тоже бутафория?

Как следует из письма, Лаптев пытался выяснить, куда же могли деваться останки русского героя в 1932 г. Он разыскал нескольких местных старожилов, и те рассказали, что после взрыва памятника и могилы кости Багратиона валялись прямо около дороги. “Как мне поведали жители окрестных сел — Бородина, Горок, Семеновского, — эти самые кости темной ночью подобрали добрые люди: какая-то монашка и старик. Они и схоронили останки легендарного полководца… Эти люди вскоре умерли, унеся с собой тайну — место захоронения князя Петра Ивановича…”

Монумент на месте батареи Раевского.
“Мы извлекли из мусора 4 пуговицы и мелкие обломки костей”

Значит, гроб полководца, опущенный в склеп летом 1987 г., действительно пуст?

Разобраться в загадках нынешней могилы Багратиона корреспонденту “МК” помог в свое время археолог Евгений Морев, который в середине 1980-х несколько сезонов занимался раскопками на месте взорванного монумента.

— Историю про монашку, схоронившую уцелевшие после взрыва кости Багратиона, мне тоже доводилось слышать, — подтвердил Евгений Иванович. — Однако насчет того, что в восстановленном склепе якобы поставили пустой гроб, уважаемый автор письма ошибается… В 1985 г., работая на бывшей батарее Раевского, я обнаружил руины багратионовского склепа, заваленного землей и всяким мусором. Здесь и удалось отыскать фрагменты останков славного генерала. Мне в помощь было выделено несколько солдат из соседней воинской части. Эти молодые ребята прониклись ответственностью порученного им дела и действовали очень аккуратно. Они перебирали грунт из раскопа буквально кончиками пальцев… В итоге за два месяца кропотливой работы мы извлекли из мусора 4 пуговицы, лоскутки старой мундирной ткани, фрагменты эполет, обрывки кожаных ремней… А главное — обломки костей: мелкие кусочки черепа, ребер, кистей рук, позвонков… Все наши находки уместились бы в двух ладонях взрослого человека.

Собранные останки Морев переправил в столицу, надеясь там провести их экспертизу. Но денег на подобные работы в смете предусмотрено не было. Даже транспортировать прах легендарного героя сражений с Наполеоном пришлось самым примитивным образом: в рюкзаке, положенном на багажную полку пригородной электрички.

Потом бородинские находки долго лежали в рабочем кабинете Евгения Ивановича, дожидаясь своего часа. Увы! Исследованиями останков русского генерала в те годы никто не жаждал заниматься. От настойчивого энтузиаста-археолога все попросту отмахивались, и по прошествии нескольких месяцев бесплодных попыток Морев отвез (все так же в рюкзаке, пригородным электропоездом) багратионовский прах в Бородино.

— При повторном захоронении генерала на Бородинском поле найденные нами останки были зашиты в шелковый мешочек, который и положили в гроб. Конечно, мешочек этот получился очень маленьким, и потому немудрено, что Иван Федорович Лаптев мог его просто не заметить. Кроме того, в могилу поместили еще капсулу-гильзу, в которую запечатали копию акта о проведенных раскопках и сделанных находках.

Саму процедуру предания земле многострадального праха русского генерала-героя провели “в рабочем порядке”. Кроме солдат, приведенных полковником Лаптевым, на похоронах присутствовали только сотрудники Бородинского музея и строители, занимавшиеся восстановлением склепа и памятника.

Куда более пышно было обставлено открытие главного монумента, состоявшееся через пару недель и приуроченное к 175-летней годовщине битвы. Толпы людей, парадные шеренги войск, салют… В Бородино специально приехали “многозвездные” генералы, руководители области и района. Мероприятие почтил своим присутствием даже один из секретарей ЦК КПСС.

Но почему же не совместили обе эти церемонии? Почему не стали хоронить Багратиона одновременно с открытием памятника, при большом стечении народа? Сотрудники, работавшие тогда в Бородинском музее, объяснили ситуацию чисто техническими трудностями:

— Склеп и монумент на батарее Раевского расположены очень близко друг к другу. Так что стилобат — нижняя часть памятника — буквально нависает над могилой генерала. Было бы невозможно закончить полное восстановление монумента до тех пор, пока склеп не окажется замурован. Вот по этой причине и пришлось захоронить прах Багратиона еще до завершения всех строительных работ.

* * *
А куда же делась основная часть останков легендарного генерала? Зарыта неведомой монашкой где-то на сельском кладбище Бородина?

— Мне доводилось слышать и иные версии. Но они отличаются друг от друга лишь некоторыми деталями, — рассказывает один из ведущих специалистов Государственного архива Российской Федерации Игорь Тихонов, долгие годы собирающий материалы о князе Багратионе. — Утверждают, например, что одна из местных жительниц собрала кости, валяющиеся вокруг взорванного склепа, положила их в деревянный ящик и закопала в соседнем Спасо-Бородинском монастыре — к юго-востоку от Спасской церкви. В других рассказах фигурирует некая учительница сельской школы, якобы зарывшая кости в овраге… Я пытался найти какую-то более достоверную информацию на сей счет, но безрезультатно. Целенаправленный поиск этого легендарного захоронения вряд ли увенчается успехом — помочь может лишь счастливый случай.

Значит, остается признать, что сейчас все уцелевшие останки генерала Багратиона погребены в склепе на Бородинском поле.

Александр Добровольский

(Опубликовано в газете "Московский комсомолец" №25668 от 16 июня 2011)
http://www.mk.ru/social/2011/06/15/597625-tretya-mogila-bagrationa.html

Фамильный герб Багратионов на могиле полководца.




Tags: Бородино, Московская область, Россия, архитектура, история, описание, памятники, фотографии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments